Андрей Сенченко: Возвращение Крыма - как и когда?

  • 14:35
  • 27 Февраля 2017
  • , 333
Андрей Сенченко: Возвращение Крыма - как и когда?

Прошло три года с начала российской оккупации украинского полуострова Крым. Почему аннексия стала возможной? Как сейчас живет полуостров? О чем думают крымчане? Как и когда произойдет освобождение украинского полуострова? На эти вопросы отвечает председатель Всеукраинского общественного движения «Сила права» Андрей Сенченко.

— 20 февраля 2014 года РФ начала операцию по оккупации и последующей аннексии Крыма. Андрей Виленович, 26 февраля Вы были в Симферополе на митинге перед зданием Верховного совета Крыма и выходили к людям, чтобы успокоить их. Была надежда, что все успокоится и будет хорошо?

— Этот день был насыщенным. Прилетев рано утром, я посетил Совет министров Крыма, был в расположении крымского «Беркута» в Симферополе и два часа общался с личным составом. Задавались логичные вопросы, но при этом было видно, что в зале находились провокаторы из числа бывших сотрудников «Беркута», были все признаки того, что с ними уже поработали российские спецслужбы. После этого была встреча в Крымском территориальном командовании внутренних войск, там тоже состоялся обстоятельный разговор с командирами. После этого мы с Рефатом Чубаровым вышли в зал парламента Крыма, когда была попытка провести сессию без кворума и незаконно поменять Крымское правительство. Мы тогда не дали это сделать, а потом уже был митинг. У меня была встреча с Константиновым в его кабинете, он был в невменяемом состоянии – трясущиеся руки, блуждающий взгляд, бессвязная речь, на любые мои аргументы он отвечал заученными фразами: «У вас в Киеве хунта», «военный переворот», «Крым в опасности и мы тут сами будем разбираться».

— Когда Вы поняли, что речь идет не о захвате здания Верховного совета Крыма людьми Аксенова и Константинова, а о реальном российском вторжении на полуостров?

— Симптомы того, что Крым может разыгрываться в этой игре, были еще в 1993-94 годах, когда избирали Мешкова и в Крым комплектно заехало московское правительство во главе с алкоголиком Сабуровым. Они недолго просуществовали. Это было «оккупационное правительство» в стиле «лайт». Сейчас все было намного жестче. Были, конечно, еще и промежуточные попытки, например, ситуация с островом Тузла, а также другие провокации. Для меня, как для крымчанина, все началось 20 февраля в Севастополе, где проходили так называемые «выборы народного мэра» просто на площади города. Мои друзья из Севастополя, которые были там в это время, рассказали, что половина людей на площади – это были просто переодетые военнослужащие Черноморского флота России. Вот эта массовка и избирала «народного мэра».

— Есть мнение, что крымчане хотели в Россию. Как было на самом деле?

— На самом деле это результат массированной российской пропаганды, которая освещала ход так называемого «референдума». По моим данным явка на «референдум» составила 35-37%. Аномально высокая явка была в Севастополе и в Керчи, а были сельские районы, в которых люди практически не голосовали. Далеко не все крымчане голосовали «за», и это при том, что была массированная обработка населения российскими СМИ, которые рассказывали про «киевскую хунту» и про «эшелоны бандеровцев, которые едут расправляться с крымчанами». Но даже те люди, которые пошли на «референдум» и проголосовал «за», сегодня пересмотрели свои взгляды на то, что происходило тогда и на происходящее сейчас в Крыму. Они совершенно не счастливы сегодня.

— Как возвращать Крым сегодня?

— Этот вопрос надо адресовать не тем нашим согражданам, которые оказались в оккупации, а украинской власти. К сожалению, сегодня делается намного меньше, чем возможно было бы сделать. Возвращать Крым нужно не военным путем и не какими-то надеждами на восстание крымчан, а массированным экономическим юридическим и дипломатическим давлением на государство-агрессора, которое оккупировало полуостров. В свое время нам удалось провести такое решение, когда была остановлена подача воды  по Северо-Крымскому каналу. Мы понимали, что это осложнит жизнь крымчанам, но мы надеемся, что эти люди понимают, что это сделано для оказания экономического давления на РФ, чтобы этот кошмар быстрее прекратился.

— Была ли тогда коммуникация у высшего руководства нашей страны с руководством РФ, например, мог ли и. о. президента Турчинов позвонить Путину и спросить: «Что Вы себе позволяете?»

— 20 февраля, когда практически началась российская агрессия против Украины, президентом Украины был Янукович. 20, 21 и 22 февраля здесь  шла война Януковича и его банды против украинского народа, была стрельба, гибли люди. 22 февраля Янукович сбежал, и образовался вакуум власти, а 23 февраля появился и.о. президента Турчинов. Было несколько дней, когда можно было сменить гражданскую власть в Крыму – сменить Могилева, убрать Константинова, сформировать новое правительство. Возможно, это не избавило бы Крым от сложностей, но развязный сценарий Кремля — попытка выдать военную оккупацию за некий «добровольный» переход Крыма в состав РФ — был бы уже невозможен. Этот момент был упущен.

— Можно ли сказать, что Крым просто «сдали»?

— Эта «сдача» Крыма проходила в течение 25 лет. Например, соглашение о базировании Черноморского флота РФ в Крыму с первого дня нарушалось Россией, потому что оно предусматривает согласование каждого выезда военной колонны, каждого пролета самолета, каждого входа и выхода военного корабля. Эти пункты просто игнорировались российской стороной, а Украина с этим соглашалась. В Крыму активно работали российские спецслужбы, активно финансировались российские организации различного толка. Это так назывемые «консервы», которые  были использованы во время избрания Мешкова, потом опять «законсервированы», а потом были использованы в нужное время.

— Куда смотрела Служба безопасности Украины?

— Около 80% сотрудников СБУ в Крыму и Севастополе предали свою страну и пошли служить оккупантам – это 1600 человек. Они служили не для защиты Конституции и закона, они выполняли другую задачу – это защита Януковича и его окружения от гнева народа. Для них без разницы кому служить – сбежал Янукович, тогда послужим Путину.

— Застрахована ли Украина сегодня от повторения крымского сценария в других областях? Прошел критический момент?

— Нет, он абсолютно не прошел. Я пытаюсь найти отличия сегодняшней власти во главе с Порошенко от власти Януковича с компанией, но с каждым днем этих отличий становится все меньше и меньше, потому что приоритеты у Порошенко те же самые – это деньги и это то, что он рассматривает Украину как свою собственность. Но изменилось украинское общество. Возможно, у кого-то создаются иллюзии, что люди все это «проглатывают», но это не так. Думаю, этот парламент доживает последние недели или месяцы, а дальше будут досрочные выборы в ВРУ. С высокой степенью вероятности Украину ждут и досрочные президентские выборы. В нашей стране в ближайшие 10 лет выборы нужно проводить в два раза чаще, нужно заниматься селекцией в политическом классе, тогда мы наведем порядок внутри страны, тогда у нас хватит сил и воли для возвращения оккупированных территорий.

Подробности смотрите в программе #ПРОЕКТЯНКОВСЬКОГО на Черноморской ТРК.