Cобственники предприятий, «национализированных» в Крыму обратятся в суды

  • 01:00
  • 04 Марта 2015
  • , 198
Cобственники предприятий, «национализированных» в Крыму обратятся в суды

Собственники «национализированных» в оккупированном Крыму предприятий намерены отстаивать свои права в судах – крымских, украинских и международных. Об этом на пресс-конференции в Симферополе сообщил адвокат Жан Запрута, представитель предприятия «Крымавтотранс», которое Совмин сначала пытался принудительно выкупить, а потом — просто «национализировал».

По его словам, в случае победы, оккупационное «правительство» Крыма и правительство России как ответчики должны будут возместить круглую сумму — моральный и материальный ущербы, которые оцениваются в миллионах долларов.
«На налогоплательщиков РФ, на бюджет РФ будут возложены колоссальные санкции, цена этих исков колоссальная. Возьмите пример с «Юкоса» – 60 миллиардов долларов. Здесь будет в разы больше. И единственный выход для РФ – это выйти из-под юрисдикции Европейского суда, арбитражного Стокгольмского суда. Но это будет означать полную блокаду для бизнеса и полное сворачивание всех инвестиций», — отмечает Запрута.

К чему привела «национализация» крымских предприятий, Жан Запрута рассказал, на примере «Крымавтотранса». Говорит, что временная администрация за полгода влезла в долги до такой степени, что перестала страховать пассажиров. Журналисты службы новостей «Волна» убедились в этом сами – строка стоимости страховки на билетах, выдаваемых пассажирам автобусов, просто исчезла. А значит, при несчастном случае, отвечать будет просто некому.
«Временная администрация не заплатила ни копейки тем страховым компаниям, которые страховали пассажиров. И в цене билета была стоимость этой страховки. В «Крымавтотранс» временная администрация не отчиталась ни разу, что они за это время сделали. Нам известно, что они установили себе значительные зарплаты за счет акционеров, они себе напринимали людей за счет акционеров», — говорит адвокат ПАО «Крымавтотранс».
Крымчане к процессу «национализации» относятся неоднозначно. Кто-то считает, что частная собственность должна быть защищена, а кто-то близок к идее полного коммунизма: все отобрать и поделить.
Самопровозглашенные крымские власти заявили, что «национализация» и принудительный выкуп предприятий в прекращен с 1 марта. Всего за год успели отобрать десятки крупнейших субъектов хозяйствования — таких как «Крымгаз», «Крымхлеб», «Крымавтотранс», «Укртелеком», «Крымэнерго» и другие. По их словам, это все делалось в интересах жителей полуострова. Однако украинские эксперты в такой альтруизм не верят, и поясняют — иначе как рейдерством, такие процессы назвать нельзя.
«Слово «национализация» — это возвращение частной собственности или другой собственности в собственность государства. Там нет государства. Там есть оккупационные власти, поэтому – это обычный бандитский отжим», — отмечает экономический эксперт благотворительного фонда «Майдан иностранных дел» Юрий Смелянский.
Чтобы успеть до 1 марта «национализировать» то, что плохо «лежало» в Севастополе, депутаты оккупационного законодательного собрания заседали до полуночи. Планировалось «вернуть» городу аж 35 объектов, среди которых «Севморзавод», «Севастопольгаз», КБ Радиосвязи, «Завод Маяк», «Золотая Балка», «Инкерманский завод марочных вин», Центральный автовокзал, а также частные апартаменты на берегу моря, базы отдыха и имущество, не имеющее отношения к функционированию и развитию города. Однако, национализировать решились только «Севморзавод», собственником которого является президент Украины Петр Порошенко.
«Установить, что государственной собственностью города федерального значения Севастополя является движимое и недвижимое имущество предприятий ПАО «Севморзавод», юридический адрес: Киев, улица Электриков, 26. Фактический адрес — Севастополь», — говорит представитель «губернатора» в «Законодательном собрании» Севастополя Александр Свечников.

Пока же крымские и севастопольские оккупационные власти пытаются хоть как-то, подвести «национализацию» под статьи закона, эксперты не устают повторять — полуостров скатился в 90-е. Никакие законы теперь здесь не действуют.