Полтора часа на свидание - Крым, реалии

  • 11:15
  • 11 Декабря 2017
  • , 68
Полтора часа на свидание - Крым, реалии

Полтора года назад ФСБ России заявила о задержании в Крыму группы диверсантов, которые якобы готовили серию терактов на полуострове. Тогда организатором был назван житель Энергодара Запорожской области Евгений Панов. Его обвинили в работе на украинскую разведку. Все официальные ведомства Украины, в том числе и президент Петр Порошенко, эту информацию опровергают.

Сейчас Евгений находится в Симферопольском СИЗО №1. Обычно «судебные заседания» по делу Панова проходят в закрытом формате. Практически на все судебные заседания приезжает его мама Вера Котелянец.

В ожидании свидания

Мы общаемся по телефону, но очень плохо слышно, в трубке постоянно что-то шумит. Рядом стоит охранник, и связь он может отключить в любой момент

С Верой Васильевной мы встретились с самого утра, возле Симферопольского СИЗО. Она находилась там с семи утра в попытке выяснить, позволят ли свидание с сыном сегодня.

«Встреча происходит в отдельном помещении. Между нами два стекла и две арматурных решетки. Мы общаемся по телефону, но очень плохо слышно, в трубке постоянно что-то шумит. Рядом стоит охранник, и связь он может отключить в любой момент. Вообще по закону на краткосрочное свидание выделяется три часа. Но в реальности все не так: ни разу не общалась с Женей дольше полутора часа. Когда спрашиваю, почему так мало времени – говорят, что на их усмотрение», – комментирует она и раскладывает продукты по пакетикам. В девять утра открывается окошко для передач, до этого времени нужно все успеть подготовить.

Вера Котелянец, мама Евгения Панова

«Чеснок надо разобрать на «зубчики», мыло с дозатором я не пропущу»

Небольшое помещение с тусклым светом забито сумками и людьми. Здесь можно передать в СИЗО необходимые продукты и одежду. На стенах висят памятки о том, что можно передавать и в каких объёмах. Большую часть продуктов и зимнюю кофту Вера Васильевна привезла из Энергодара. Она подходит к окошку и передаёт листок-заявление, где расписаны все позиции и вес каждого товара.

Лист-заявление

«Вы что упаковку отдельно перевешивали? Вот вы пишите, майонез 490 г., а здесь 420. Не делайте так больше, и заявление придётся переписать. Очень много несоответствий», – девушка в белом халате по ту сторону окошка исправляет в бланке ошибки красной ручкой. «А чеснок я у вас в таком виде не приму, разломайте его на отдельные зубчики. Кстати, мыло с дозатором тоже запрещено. Придумайте какую-то крышку другую».

В общей сумме допускается не больше тридцати килограммов для одного человека. Меньше – можно, больше – не пропустят. Тогда придётся что-то выкладывать и переписывать заявление заново. «28 килограмм и 800 грамм, глаз алмаз», – смеется Вера Васильевна и пытается срочно найти расчёску. «Что это я к сыну, не причёсанная что ли пойду!?», – ей разрешили свидание.

«Мы даже немного посмеялись»

Я ему рассказываю, что нам очень много помогают и с оплатой адвокатов, и с покупкой продуктов. Когда он это слышит, то у него загораются глаза

Она вышла через полтора часа:

«Я подробно рассказала Жене обо всех акциях, которые проходят в Украине в его поддержку. Рассказала, что автомобиль до Чонгара мне всегда выделяют от его предприятия» (Евгений работает на Запорожской АЭС водителем – КР). Беспокоится о нас, о жене, чтобы нам было на что жить. Я ему рассказываю, что нам очень много помогают и с оплатой адвокатов, и с покупкой продуктов. Когда он это слышит, то у него загораются глаза».

По словам матери политзаключенного, сам Панов никогда ни на что не жалуется и выглядит гораздо лучше, чем в прошлый раз, только морщин прибавилось.

«Под конец свидания мы даже немного посмеялись. Первый раз за эти полтора года, все очень странно на нас смотрели. А вообще, больше всего на свете мне хочется разбить это жуткое грязное стекло и забрать его оттуда».

Про Крым

Потом началась оккупация, Женя тогда сказал, что пока все это не закончится – на полуостров он не поедет. Теперь он здесь сидит

«А вот это ему восемь лет. Вот мы с ним вместе, ему чуть больше годика. Фотография со свадьбы, у Кати (супруга Евгения Панова – КР) было тогда очень красивое платье. А вот они вместе в Крыму… Они здесь каждый год отдыхали до 2014 года. В Судак и Евпаторию ему выдавали льготные путёвки от атомной станции. Потом началась оккупация, Женя тогда сказал, что пока все это не закончится – на полуостров он не поедет. Теперь он здесь сидит».

6 декабря Евгению Панову был продлён арест до 10 февраля следующего года. Заседание проходило в закрытом режиме, Веру Котелянец в судебный зал не пустили. «Каждую встречу, Женя просит меня не приезжать. А я все равно буду, пока мне хватает сил и здоровья», – говорит она.