«Зачищенные» на полуострове: что случилось с «неугодными» крымскими телеканалами

  • 21:13
  • 27 Марта 2018
  • , 208
«Зачищенные» на полуострове: что случилось с «неугодными» крымскими телеканалами

Во время оккупации Крыма началась зачистка информационного поля. О судьбе «неугодных» СМИ рассказывает Крым.Реалии.

В результате деятельности оккупантов часть СМИ была вынуждена покинуть полуостров, остальные либо перешли под контроль местных властей, либо прекратили свою деятельность. Таким образом, десятки журналистов были лишены права на профессию, а крымчане оказались в российском информационном поле, фактически лишенные доступа к альтернативным источникам информации.

С 2014 года украинские частоты в Крыму используются российскими СМИ и крымскими телеканалами, которые служат инструментом российской пропаганды. Они ежедневно внушают жителям полуострова мысль о счастливой жизни в России и всячески демонизируют Украину, а также используются в политических целях во время выборов.

В результате российской оккупации полуострова 31 телерадиокомпания Украины была лишена права на аналоговое телевещание в Крыму, еще 28 лишились права на цифровое вещание, сообщают в Нацсовете по телевидению и радиовещанию Украины.

Кроме того, российско-оккупационной администрацией было незаконно прекращено эфирное радиовещание на полуострове 39 телерадиокомпаний. Все это – следствие событий весны 2014 года, когда представители «самообороны Крыма» и подконтрольные России местные власти захватывали передатчики и редакции крымских телерадиокомпаний. Тогда под угрозой уничтожения оказались СМИ с многолетней историей и устоявшейся аудиторией, которые в один миг были поставлены перед непростым выбором: или покинуть полуостров, или прекратить свое существование.

40208516-C523-4CD9-B431-059EB522CB7D_w650_r1_s

«3 марта 2014 года первой в Крыму была отключена от эфира «Черноморская ТРК». Она имела самое большое количество передатчиков на полуострове – 19. Из них 13 – собственность телеканала. На них тут же запустили вещание российского государственного телеканала «Россия 24». Но на этом неприятности для телеканала не закончились. Потому что потом были российские приставы с «самообороной», которые затем выносили имущество редакции «Черноморки», – вспоминает в интервью «Крым.Реалии» телеведущий «Черноморки» Александр Янковский.

Наш телеканал сделал свой выбор и переместил редакцию в Киев, откуда мы продолжаем вещать на полуостров через интернет и спутник.

Черноморская ТРК после визита сотрудников Федеральной службы судебных приставов России, 4 августа 2014 года

Черноморская ТРК после визита сотрудников Федеральной службы судебных приставов России, 4 августа 2014 года

Аналогичная судьба постигла наших коллег – первый крымскотатарский телеканал ATR. С 2015 года он вынужден был прекратить вещание в Крыму. Руководство телеканала до последнего пыталось сохранить его на полуострове, даже после того, как коллектив прошел через обыски ФСБ. Но в итоге АТR не получил лицензию от Роскомнадзора и вынужден был покинуть полуостров. Он тоже продолжает вещать для крымчан из Киева.

Заместитель гендиректора телеканала Айдер Муждабаев заявляет, что финансовые потери СМИ в результате утраты основной аудитории и рекламного рынка составляют около 9 миллионов долларов.

Весной 2014 года также была захвачена гостелерадиокомпания «Крым», на базе которой теперь вещают два телеканала – «Первый крымский» и «Крым 24», контролируемые местными властями. После российской оккупации полуострова телекомпания была учреждена Министерством внутренней политики, информации и связи подконтрольного России правительства Крыма, которое возглавляет Дмитрий Полонский. Руководит телекомпанией ее бывший корреспондент Екатерина Козырь, которую также называют одноклассницей Полонского.

В результате зачистки информационного пространства Крыма многие медиапроекты вынуждены были прекратить свое существование. В их числе, например, радио «Ассоль», которое работало на полуострове 15 лет, «Транс-М-Радио», радио «Лидер» и другие. Ряд известных крымских журналистов подвергся уголовному преследованию за неприятие российской оккупации полуострова.

«Украинским частотным ресурсом в Крыму пользуются 20 лицензиатов Роскомнадзора. Это не 20 телекомпаний, это 20 медиахолдингов и отдельных компаний, которые владеют несколькими радиостанциями и телеканалами. В Севастополе – 14 таких лицензиатов. Телевизионное вещание в Крыму осуществляют 22 российские телерадиокомпании, в Севастополе – 23», – сообщает член Нацсовета Сергей Костинский.

По данным Нацсовета, с 2014 года Россия незаконно использует 503 частоты для нужд телерадиовещания в Крыму. По состоянию на март 2018 года сумма неполученных поступлений в госбюджет за лицензионный сбор составляет около 18 миллионов гривен.

Украинские телеканалы, которые в 2014 году тоже были заблокированы российскими властями, сообщили ведомству об убытках в сумме 60 миллионов гривен. «Эти суммы представлены только на 2014 год. За четыре года они еще увеличились», – отмечает Сергей Костинский.

На данный момент в Нацсовете совместно с Мининформполитики Украины готовят отчет о захваченном в Крыму государственном и частном имуществе телеканалов и объектов телерадиовещания, который впоследствии будет представлен международному сообществу.

Как отмечает глава Нацсовета Юрий Артеменко, вследствие российской оккупации Крыма можно выделить три группы нарушений в сфере телерадиовещания, которые допустила Россия. Нарушены нормы международного права и нанесены убытки Украине. Уничтожен институт частной собственности и нанесены убытки субъектам хозяйственной деятельности, и нарушено право почти двух миллионов жителей Крыма на получение достоверной информации из разных источников.

Совместный отчет в ведомствах планируют обнародовать в ближайшее время. Результатом должны стать новые санкционные списки, в которые войдут, в том числе, и российские СМИ, вещающие на захваченных в Крыму украинских ресурсах.

В прокуратуре АРК, в свою очередь, квалифицируют захват крымского имущества, в частности, частот и имущества телеканалов, как нарушение норм Международного гуманитарного права. В ведомстве намерены информировать об этом офис прокурора Международного уголовного суда ООН.