Завершение АТО: а что дальше?

  • 17:45
  • 30 Апреля 2018
  • , 313
Завершение АТО: а что дальше?

Сегодня, 30 апреля, АТО трансформируется в Операцию Объединенных сил. Переход к другому формату обороны состоялся в соответствии с принятым Законом «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который часто называют законом о реинтеграции Донбасса. LB.ua разбирался со сценариями дальнейшего развития ситуации в рамках изменения АТО на ООС.

Войну назвали войной

«Зачем мы меняем АТО на ООС? Все просто. Вы так долго хотели от нас, чтобы мы назвали войну войной, мы это сделали. Главное и первое – это четкая идентификация врага. В рамках антитеррористической операции у нас этого не было. В АТО были террористы. Теперь согласно закону о реинтеграции Донбасса, Российская Федерация впервые официально названа агрессором. Точно определена субъектность конфликта. Россия является инициатором вооруженной агрессии против Украины и оккупантом части украинской территории. Поэтому мы больше не проводим АТО, а принимаем меры по обеспечению национальной безопасности и обороны, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии», – заявил секретарь Комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Винник.

В законе также прописано, что террористические организации «ДНР» и «ЛНР» являются «представителями оккупационных администраций РФ». Соответственно, теперь украинские заключенные в плену «ЛНР-ДНР» и России будут называться не заложниками, а военнопленными. Границы оккупации определяются президентом Украины по представлению Министерства обороны и на основе предложений Генштаба ВСУ.

Вместо штаба АТО создан Объединенный оперативный штаб ВСУ – главный орган, которому подчинены все силы ВСУ, Национальной гвардии, Нацполиции и все, кого привлекают к осуществлению мероприятий по обеспечению нацбезопасности и обороны, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях.

16 марта президент назначил командующего объединенных сил – Сергея Наева. В начале марта он стал заместителем начальника Генштаба Вооруженных Сил Украины. До этого он проходил службу в должности начальника штаба – первого заместителя командующего Сухопутных войск ВСУ, а ранее возглавлял оперативные командования «Восток» и «Юг» в зоне АТО.

На прошлой неделе Командующий ООС рапортовал о полной готовности всех силовых органов к новому формату: подразделения Министерства внутренних дел Украины, Национальной гвардии и Национальной полиции в составе АТО перешли под командование Объединенного оперативного штаба Вооруженных сил Украины.

По словам Сергея Наева, институционально реинтеграция будет обеспечиваться в спайке силовых структур и областных администраций Луганской и Донецкой областей.

«У войск достаточно возможностей, чтобы создать безопасные условия для этого процесса. С руководителями областных администраций мы знакомы давно, хорошо знаем, понимаем и уважаем друг друга. Уверен, что будем работать в тесной взаимосвязи, ведь у нас общая задача – заслужить поддержку жителей Донбасса и способствовать их возвращению к нормальной мирной жизни», – отметил он.

Он также пообещал упрощение пропускного режима на КПВВ через линию разграничения.

«Эту условную административную линию ежедневно пересекают десятки тысяч человек, которые часами стоят в очередях на морозе, на ветру, в жару или под дождем. Надеюсь, что наступит момент, когда пропускные пункты вообще исчезнут с нашего ландшафта. Нашей конечной целью является полная реинтеграция Донбасса, которая не предусматривает никаких разделительных линий», – подчеркнул Наев.

Все это, вероятно, в перспективе. Ведь на практике новый формат напротив может привести к большему ужесточению правил пересечения границы и другим ограничениям.

В ожидании миротворцев

Закон «Об особенностях государственной политики…» предусматривает, что Украина придерживается базового «мирного» курса – политико-дипломатического урегулирования конфликта на основе норм и принципов международного права и Устава Организации Объединенных Наций». Этот же документ закладывает основы для обращения Украины к ООН о введении миротворческого контингента.

«Естественно, без согласия России введение такой миротворческой миссии невозможно», – подчеркнул Чрезвычайный и Полномочный Посол Канады в Украине Роман Ващук, напомнив о праве вето РФ при голосованиях в Совбезе ООН.

Но Украина все же рассчитывает на мандат Генсека ООН и направление оценочной миссии на Донбасс для подготовки вынесения этого решения на Совбезе организации.

В качестве подготовительных мер к возможной миротворческой операции мы и разворачиваем ООС, в рамках которой можем привлекать личный состав Вооруженных сил Украины и другие военные формирования со всем, что им необходимо для работы.

«Естественно, это автоматически влечёт за собой в первую очередь ограничение и усиление контроля въезда-выезда на оккупированные территории», – отметил член Комитета по нацбезопасности и нардеп «Народного фронта» Юрий Береза.

По его словам, в законе есть нормы, по которым сам командующий объединенных сил с учетом безопасности обстановки вправе ограничивать въезд и выезд лиц на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

При этом порядок въезда и выезда лиц, а также перемещения товаров с/на оккупированных территориях определяется Кабинетом Министров Украины.

«Полномочия силовиков будут не просто расширены. И это оправдано. Для наведения порядка здесь нужны реальные рычаги и консолидация, упорядочивание и структуризация всех сил. ООС как раз является таким механизмом, когда все силы обледенения в одно целое, в один штаб», – добавил Юрий Береза.

В частности, во время отпора вооруженной агрессии России в зонах безопасности, прилегающих к району боевых действий, военнослужащие, правоохранители и лица, привлеченные к осуществлению мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, теперь имеют право:

1) применять в случае крайней необходимости оружие и специальные средства к лицам, совершившим или совершающим правонарушения или другие действия, препятствующие выполнению законных требований лиц, осуществляющих мероприятия по обороне;

2) задерживать и доставлять вышеупомянутых лиц в органы Национальной полиции Украины;

3) проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, а в случае отсутствия документов — задерживать их для установления личности;

4) осуществлять личный досмотр граждан, досмотр их вещей, транспортных средств и вещей, которые ими перевозятся;

5) временно ограничивать или запрещать движение транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах, не допускать транспортные средства, граждан на отдельные участки местности и объекты, выводить граждан с отдельных участков местности и объектов, отбуксировывать транспортные средства;

6) входить (проникать) в жилые и иные помещения, на земельные участки, принадлежащие гражданам, для выполнения мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях, на территорию и в помещения предприятий, учреждений и организаций, проверять транспортные средства;

7) использовать в служебных целях средства связи и транспортные средства, в том числе специальные, принадлежащие гражданам (с их согласия), предприятиям, учреждениям и организациям, кроме транспортных средств дипломатических, консульских и иных представительств иностранных государств и международных организаций.

«Спорные» стороны

Есть также опасения, что новый формат приведёт к ухудшению ситуации с правами человека, к ограничению свобод, ведь силовики действительно получают более широкие полномочия. Все разрешения на обыски, свободное проникновение в жилища, использование имущества в служебных целях, транспортных средств, – вызывают вопросы с точки зрения возможных манипуляций и перегибов, незаконного присвоения собственности и ее передела.

«Условия, при которых такие полномочия вступают в силу, описанные настолько абстрактно, что их можно использовать даже в случае пожарной безопасности. Плюс закон фактически наделяет единолично президента правом без дальнейшего парламентского контроля решать вопрос о применении Вооруженных Сил Украины и других военных формирований. Это прямо противоречит п. 33 ст. 85 Конституции Украины», – заявил нардеп от БПП Мустафа Найем.

Угрозами расширения полномочий президента также обеспокоены в «Батькивщине». По словам заместителя главы фракции Сергея Соболева, по сути, теперь все решения в зоне бывшей АТО будет принимать командующий Объединенного оперативного штаба ВСУ.

«А он и его полномочия определяются исключительно президентом Украины, что также противоречит Конституции. То есть, президент консолидирует все процессы бывшей АТО в своих руках», – добавил он.

На фронте без перемен

С этим согласен бывший представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины Роман Бессмертный. По его оценкам, изменение формата на ООС ни к чему не приведёт и сделано исключительно в предвыборных целях.

Не секрет, что уже начата президентская кампания и на восточном фланге нужны новые «победы» и подвижки. Хотя их, по прогнозам Бессмертного, на деле с изменением АТО на ООС не будет.

«Кроме словесной артиллерии, мы ничего не увидим. На самом деле в этом плане ничего не поменялось. И не поменяется. Ведь то, что предлагается этим законом с точки зрения создания оперативного штаба, оно и так выписано в законах об обороне, о правовом режиме военного положения. Поэтому ничего нового нет. Единственное: что он даёт, так это направляете вектор в политическую риторику. Вот и все», – заявил он.

Главное, военного сценария, по его мнению, точно не будет. И все «адские» варианты блицкрига давно нужно похоронить.

С ним солидарен нардеп БПП и представитель Кабмина в парламенте Вадим Денисенко. Парламентарий уверен, что просто обменом «шила на мыло» наши территории не вернуть. Нужна не просто ООС, а целостная политика реинтеграции, единый орган, ответственный за этот кране сложный процесс, где «основной проблемой остаётся то, как вернуть людей», – подчеркнул он.

Поэтому ключевым вызовом реинтеграции при любых форматах остаётся отсутствие рабочей программы и плана по установлению диалога между людьми и изменения нашего взаимного восприятия. Донбасс должен захотеть вернуться, а мы – взять всю ответственность и издержки за его восстановление. И все это «ООС»: обоюдно, осознанно и сообща.