Главное за неделю в ОРДЛО

  • 14:00
  • 26 Марта 2017
  • , 112
Главное за неделю в ОРДЛО

— Организация «ДНР» открыла представительство в Греции. Об этом заявила называющая себя «и.о. министра иностранных дел ДНР» Наталья Никонорова.

 

На сайте ДАН, подконтрольном незаконной организации были опубликованы фото, сделанные во время открытия. Но  идентифицировать действительно ли они сделаны  в Афинах невозможно.
В свою очередь представитель Министерства иностранных Дел  Греции заявило, что «Греция никогда не признавала «Донецкую народную республику».

— В Донецке из ракетного противотанкового гранатомета обстреляли здание «минобороны» незаконной организации «ДНР».

— «ДНР» заявляет об управлении всем персоналом украинских предприятий в отдельных районах Донецкой области.

— Стахановский завод ферросплавов уже не выпускает продукцию. Его цеха и оборудование боевики незаконной организации «ЛНР» вырезали на металлолом. Об этом сообщает «Интерфакс-Украина».

— Представитель России в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Борис Грызлов заявил, что стороны переговоров согласовывают списки пленных.

По данным представителя России, на подконтрольной украинскому правительству территории находится в 10 раз больше пленных, чем у боевиков «Л-ДНР».

— Александр Захарченко заявил, что организация «ДНР» имеет право в любой момент отказаться от выполнения Минских соглашений.

— «ДНР» объявила в розыск директора шахты им. Засядько Павла Филимонова. Его обвиняют в нарушении правил безопасности при ведении горных и строительных работ, которые привели к смерти сотрудников предприятия.

— На неподконтрольной территории Донбасса существует целая сеть так называемых военно-патриотических лагерей, где детей обучают военному делу.

Как сообщает общественная организация «Восточноукраинский центр общественных инициатив», в ходе исследования правозащитники зафиксировали на в отдельных районах Донецкой и Луганской областей около 100 случаев вовлечения детей в вооруженный конфликт. Дети находились в среде незаконных вооруженных формирований. Часть из них, согласно международному законодательству, может квалифицироваться как военное преступление, отмечают правозащитники.